«К хорошему не приведет»: от чего страдают российские школы

Нехватка молодых учителей, отсутствие свободы выбора для детей и полностью нарушенная система финансирования: с этими проблемами российские школы вошли в 2020 год. При этом стандарты образования, одобренные Министерством просвещения, заставляют страдать от чрезмерной нагрузки и скуки не только учеников, но и педагогов. «Газета.Ru» поговорила с экспертами о задачах, которые, по их мнению, нужно решить новому министру просвещения Сергею Кравцову.

Почему учителя не занимаются детьми

России не хватает молодых учителей. Согласно данным за 2019 год, которые ранее приводила экс-министр просвещения Ольга Васильева, количество преподавателей, не достигших пенсионного или предпенсионного возраста, колеблется в пределах 11-13% от общей доли педагогического сообщества. Как пояснил «Газете.Ru» заместитель председателя комитета Государственной думы по образованию и науке Борис Чернышов, сейчас проблема подготовки и привлечения молодых специалистов в школу является одной из основных в сфере образования.

«Начинающим педагогам еще в процессе обучения нужно давать возможность приходить в школы и оценивать свои возможности, а также среду, в которой им предстоит работать. Кроме того, нам давно необходимо озаботиться улучшением условий, в которые попадают педагоги — в первую очередь, они не должны заниматься заполнением журналов и прочих бумаг. Сейчас вся эта бюрократия буквально крадет время у учителей, а потом мы сталкиваемся с такими проблемами как буллинг, жестокие нападения школьников друг на друга и на преподавателей. Все это идет из-за недостатка внимания к детям в начальной школе», — уверен Чернышов.

Одним из наиболее перспективных вариантов решения этой проблемы он считает появление в школах новой должности — специалиста, который будет разбираться только с бумагами, при этом не затрагивая процесс обучения детей.

«Должна быть создана такая инфраструктура в школах, чтобы учитель приходил туда и занимался только своими непосредственными обязанностями — обучением и воспитанием. Единственное, в чем можно было бы расширить сферу его деятельности, — это детская психология на профессиональном уровне. В особенности курсы по ней пригодились бы учителям начальной школы», — считает депутат.

Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина в свою очередь предложила повышать квалификацию учителей, так как сейчас далеко не во всех школах начальное образование позволяет детям получить необходимые для дальнейшей жизни навыки.

«Очень важную роль играет умение работать в команде, критически и креативно размышлять, видеть варианты решения поставленных задач, обосновывать их. Эти навыки мы сейчас в недостаточной степени формируем в начальной школе. Поэтому нужно думать, как в современных условиях, не перегружая и без того уставших школьников, трансформировать форматы работы с ними. Просто сидение за партами и изучение предметов ни к чему хорошему нас не приведет», — уверена Абанкина.

Финансирование растет, а учителя недовольны

Отдельное внимание российским школам стоит уделить вопросу цифровизации обучения, уверены эксперты. Такой подход к образовательному процессу будет включать в себя не только активное использование интернет-ресурсов, но и технологии работы в дополненной реальности.

«Безусловно в дело пойдут и новые возможности коммуникаций, которые могли бы проникнуть в школу и предоставить возможности для самостоятельной работы школьников. Те же гаджеты, которые у нас так яростно пытаются запретить, нужно включать в процесс обучения. Это серьезная задача, там есть определенные риски, но с другой стороны цифровизация идет очень высокими темпами, поэтому убегать от нее бессмысленно», — считает Абанкина.

По мнению Бориса Чернышова, развитие технических возможностей будет способствовать постепенному переходу российских школ к междисциплинарному подходу — когда дети изучают не ряд явлений в рамках одного предмета, а одно явление с помощью нескольких предметов. 

«Условно говоря, над одним проектом могут в режиме онлайн работать сразу несколько школьников. При этом они могут разделить обязанности — кто-то хорошо может хорошо провести исследовательскую работу, кто-то обработать информацию, а кто-то выдать итог. Эту историю нужно развивать и дальше. Для большинства школьников это может стать способом познания мира, которое будет проходит через разные предметы. Этот подход наиболее прозрачный и жизненный», — подчеркнул депутат.

При этом для учителей обновленный подход к обучению детей не должен строиться на одном энтузиазме, уверены специалисты в сфере образования. По мнению Абанкиной, оплата труда должна расти соразмерно увеличению нагрузки. В регионах средняя зарплата учителя составляет порядка 15–30 тыс. рублей в месяц, в Москве она доходит до 70–90 тыс. Но даже эти цифры выглядят совсем не привлекательно на фоне колоссального объема работы.

Как отметил научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский, в современной системе образования наблюдается настоящий парадокс — увеличение объемов финансирования приводит к негативному результату.

«Это видно по тому, как администрируется указ президента о заработной плате учителей. Деньги выделены огромные, а психологический климат в учительском сообществе становится только хуже. А все потому что на фоне постоянно растущей нагрузки финансовая мотивация оказывается недостаточной и недовольство властью только растет», — подчеркнул Адамский в разговоре с «Газетой.Ru».

По его мнению, Министерство просвещения как регулятор создания условий для школ сейчас абсолютно не выполняет свои функциональные обязанности: оно не влияет ни на объем поступающих средств, ни на механизм расходования денег, ни на его эффективность. В связи с этим появляется большой разрыв между финансированием и качеством образования.

«Основания проблема нашего образования — это нормализация финансовых потоков, потому что сейчас национализированный бюджет составляет примерно 2,76 триллионов рублей при необходимых 3,6. Кроме того, учитывая то, через какой ряд преград деньги проходят прежде чем попасть в регионы, по данным разных источников, от первоначальных цифр убывает около 30%», — рассказал собеседник издания.

По словам Адамского, за последние три года из сферы начального и среднего образования полностью исчезла «управляемость», так как государство значительно отстранилось от позиции ее регулятора.

«Из-за этого в принципе исчезла общая система оплаты труда учителей. Ее по факту просто нет — у нас как минимум три действующих алгоритма выплат, однако не действует ни один. Сначала была погоня за средней зарплатой, потом началась погоня за нагрузкой, и в итоге ни о каком значении системы оплаты труда как механизме качества образования, мотивации учителей у нас не идет речи. Надо сначала условия создавать, а потом ставить задачи», — подчеркнул эксперт.

Система образования не интресна ни школьникам, ни учителям

Недовольны собеседники «Газеты.Ru» остались и новым проектом федерального государственного образовательного стандарта, обязательного для всех школ и детских садов. Министерство просвещения одобрило его 28 ноября минувшего года, однако, по мнению специалистов, его ни в коем случае нельзя принимать.

«Это архаичный пыльный вариант, который приведет к колоссальной перегрузке учеников за счет заучивания огромных массивов информации. Учебный материал, как известно, подобен газу — он занимает все предоставленное ему пространство. Вот методисты и напихали в стандарт все, что посчитали нужным. Выучить это невозможно, прочитать тоже, — отмечает Александр Адамский. — И при этом каждый год хотят проводить аттестацию по всем предметам. Какое уж тут развитие, внеурочная деятельность, цифровая грамотность — все будут гнаться только за высокими результатами на бумаге».

На архаичность ФГОС указал и депутат Борис Чернышов. По его словам, вычислять наиболее верные пути развития сферы образования нужно путем проб и ошибок, а не стоять годами на одном и том же месте.

«Для современного образования полностью опираться на стандарты, которые были актуальны еще в царское время, совершенно недопустимо. Мы видим, что сейчас происходит с системой образования — она уже давно не интересна ни школьникам, ни учителям. Было бы неплохо привлечь самые выдающиеся школы из регионов, пообщаться с их учителями и директорами и предоставить им возможность участия в написании ФГОС», — предложил депутат.

Кроме того, принимать участие в обсуждении вопроса стандартов образования должны и сами школьники, уверен Чернышов. Каждый из них должен понять, что конкретно его не устраивает в системе обучения, а специалисты должны сделать выводы на основании этих размышлений.

«ФГОС в нынешнем виде только закручивает гайки в увеличении нагрузки на учащихся в процессе освоения предметов. Мне кажется это не перспективно. Поддержка осознанного выбора предметов учениками, который делается при помощи учителей-наставников, чрезвычайно важна», — согласилась с коллегой Абанкина. Она также подчеркнула, что школьникам нужно предоставлять возможность самостоятельно выбирать предметы для изучения не только в своей школе, но и в других учреждениях.

Тем не менее, по мнению Адамского, прежде чем переходить к таким мерам, необходимо для начала обеспечить жизнедеятельность системы образования в России. Для этого уже сейчас нужно начинать работу по продумыванию и осмыслению методологии нового поколения ФГОС, который наконец поставит точку во всех спорах.

«Только для создания новых мест для учеников потребуется как минимум шесть триллионов рублей, что в три раза больше существующего бюджета. А мы третий год тратим на споры о том, включать в программу Шолохова или Пастернака», — заключил специалист.