Вирус и ЕГЭ: в поисках меньшего зла

Начало единого госэкзамена отодвинуто на две недели. Вполне вероятно, его придётся отодвигать и дальше. По крайней мере, в других странах карантин длился не один месяц, а 2 – 2,5. Как известно, «отцы-основатели» ЕГЭ - Соединенные Штаты Америки – в лице Президента Трампа уже объявили об отмене экзаменов в этом году. Полагаю, пора и нам в случае, если ЕГЭ еще раз придётся отсрочить, по крайней мере, просчитать возможности аналогичного сценария.

Я не намерен возвращаться к многолетней дискуссии о плюсах и минусах ЕГЭ. Сейчас для этого не время. Остаюсь при своём мнении: ЕГЭ как система должен быть приговорен к высшей мере… совершенствования! Но сейчас речь о другом, а именно: что делать в конкретной сложившейся ситуации. Понятно, что основная развилка проходит между двумя вариантами: откладывать ЕГЭ на неопределенный срок либо приостановить его действие на один конкретный год.

ЕГЭ: «вирусные» риски

Совершенно очевидно: дальнейшее откладывание ЕГЭ на неопределенный срок порождает, как минимум, пятикратные риски.

Риск первый - увеличение числа детей, оставшихся без документа о среднем школьном образовании. Дистанционное обучение, впопыхах введенное в последнем классе, даже в Москве, где для этого вроде бы созданы необходимые условия, не может не привести к снижению качества образования и результатов ЕГЭ. Снижается мотивация и уменьшается живое общение; нередко происходят сбои в техническом обеспечении; он-лайн занятия с целым классом для большинства учителей объективно снижают возможности контроля и т.д., и т.п., и пр. Конечно, у составителей тестов ЕГЭ есть возможность понизить уровень требований, но тогда сам экзамен превращается в симуляцию, если не в профанацию.

Риск второй – неоправданные перегрузки учителей. Мало того, что электронное обучение резко увеличивает их рабочее время, поскольку нужно срочно формировать он-лайн уроки и проверять в дистанционном режиме выполненные задания. Перенос ЕГЭ, например, на июль (хотя некоторые предлагают на август) оставляет учителей вообще без отпуска, причём в большинстве регионов России без всяких компенсаций.

Риск третий – вред здоровью детей. С одной стороны, здоровью физическому, ибо выпускники школ фактически останутся без каникул; а с другой стороны – здоровью психическому, ибо нервно-психологические перегрузки, и без того характерные для ЕГЭ, значительно усилятся в нестандартных условиях дистанционного обучения.

Риск четвертый – усиление неравенства образовательных возможностей в социальном плане. Не секрет: большинство детей готовится к ЕГЭ с репетиторами, а это требует денег. Заниматься с репетитором в дистанционном режиме в одиночку или в малой группе много лучше, чем с учителем в составе целого класса, а то и нескольких выпускных классов одновременно. Деньги есть не у всех. Соревнование способностей еще в большей мере превратится в соревнование кошельков.

Риск пятый – усиление образовательного неравенства в территориальном плане. Одно из немногих реальных достижений ЕГЭ – увеличение числа студентов из регионов, поступающих в столичные вузы. Хотя, разумеется, послать детей в столицы имеют возможность далеко не все родители, но, как минимум, небедные. Однако условия для он-лайн образования в большинстве регионов, не говоря уже о селе, радикально отличаются от московских. Напомню: не кто иной, как губернатор Санкт-Петербурга обратился к гражданам культурной столицы с просьбой на время передать школьникам более или менее свободную компьютерную технику, поскольку даже в Питере многие дети компьютеров не имеют. Многие дети в регионах России, особенно на селе, даже имея компьютер, не могут получить нормального он-лайн образования, поскольку у них отсутствует широкополосный Интернет. Таким образом, главное достижение ЕГЭ будет если не полностью уничтожено, то во всяком случае серьезно подорвано. А в таком случае стоит ли игра свеч?

 Возможная альтернатива

Вопрос о том, чем временно можно заменить систему ЕГЭ в чрезвычайных условиях, нуждается в обсуждении группой экспертов. Не предрешая итогов этого обсуждения, позволю себе несколько соображений.

Во-первых, в отношении победителей и призёров олимпиад всё должно остаться в соответствии с действующим законом. Более того, на мой взгляд, можно было бы расширить эту категорию льготников, например, за счет медалистов.

Во-вторых, должна остаться в силе квотная система приема в отношении выпускников с инвалидностью, из числа детей-сирот и других категорий, поступающих на особых основаниях.

В-третьих, в отношении остальных выпускников можно было бы применить систему, аналогичную той, которая в настоящее время действует при поступлении в средние профессиональные учебные заведения, однако усовершенствованную. Во избежание коррупционного завышения оценок за последнее полугодие, можно было бы представить совокупность учебных результатов за три года (9, 10, 11 классы), а также внеучебные достижения выпускников. При этом, как и сейчас, вузам могут быть предоставлены некоторые дополнительные возможности при зачислении студентов.

В-четвертых, разумеется, должна быть сохранена возможность подачи абитуриентами документов в несколько вузов по нескольким специальностям.

Понимаю: правила игры во время самой игры менять плохо. Однако в условиях пандемии так поступили организаторы некоторых футбольных чемпионатов, объявив победителями лидирующие команды. Так же поступают и США, опыт которых в отношении ЕГЭ мы сначала заимствовали с большим ужесточением, а теперь несколько усовершенствовали. Неужели мы второй раз захотим быть святее «Папы»? Ведь сегодня даже «Трамп не играет в хоккей», т.е. в ЕГЭ.

Выигравшие и проигравшие

Понятно, что любая система нравится не всем. К сожалению, есть выпускники, которые могут проиграть от приостановки ЕГЭ в текущем году. Вот некоторые:

  • ребята, которые в старших классах фактически перестают получать образование и занимаются исключительно подготовкой к ЕГЭ по избранным предметам (у них по многим дисциплинам окажутся низкие школьные баллы);
  • семьи и дети, которые главную ставку сделали на репетиторов (их преимущества и потраченные деньги отчасти обесценятся);
  • в известной мере – столичные дети, которые имеют преимущества в организации дистанционного образования по сравнению с остальными.

Однако большинство, на мой взгляд, выиграет. Среди них:

  • дети, которые стремились получить полноценное образование на протяжении трех последних лет обучения; дети из провинции, особенно из села, не имеющие возможности получить дистанционное образование на уровне столичных детей;
  • дети из семей с невысокими доходами, поскольку преимущества работы с репетиторами будут существенно уменьшены;
  • учителя, которые сохранят отпуск и уменьшат перегрузки; большинство родителей и детей, которые сохранят здоровье благодаря уменьшению физических и нервно-психологических перегрузок.

Думаю, сейчас решение принимать рано: пару недель можно подождать нарастания или спада процессов пандемии. Однако обсудить саму возможность, на мой взгляд, пора, чтобы потом не принимать истерических (не путать с историческими) решений. Давайте обсудим, где меньшее зло.

С частным мнением Олег Смолин, первый заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, академик Российской академии образования

Вы за или против отмены ЕГЭ в 2020-м году?